Анджелина Джоли: «Я всегда делаю то, во что верю». Интервью Cosmopolitan

0

Cпустя четыре года одна из ярчайших звезд Голливуда вернулась
в кино — 17 октября выходит «Малефисента: Владычица
тьмы». Cosmopolitan стал единственным российским изданием,
которому актриса и муза дома Guerlain Анджелина Джоли дала
интервью перед премьерой. Мы поговорили с ней о детях, обостренном
чувстве справедливости и крыльях за спиной.

 2019 Jason Bell. All Rights Reserved.

2019 Jason Bell. All Rights Reserved.

Cosmopolitan: «Малефисента» — мой любимый диснеевский фильм. Мне понравилось, что поцелуй истинной любви, который способен пробудить Аврору, ей дарит вовсе не парень, которого она знала
десять минут от силы, а вырастившая ее женщина. Скажи, во второй части поднимается тема материнства? Чем дети старше, тем интереснее их проблемы — и их больше, так? Как справляешься с ними?

Анджелина Джоли: Материнство — это нелегко, даже если ты Малефисента. (Улыбается.) Что-то мне подсказывает — именно так и подумают родители, когда посмотрят наш фильм. Малефисента тоже может разнервничаться, ее так же терзают сомнения: «А правильно ли я поступаю?» Она, как и мы, беспокоится: а вдруг дочь оступится и ей будет больно? Не хочет, чтобы ее ранили. В общем, ее преследуют те же страхи, что и нас всех. Только умножь это на ее темперамент и другие черты характера, и станет ясно, насколько тяжело ей приходится. Особенно когда Малефисента видит, что ее дочь растет, меняется и начинает понимать, что они совершенно разные.

Они правда разные…
Вот! «Что делает нас семьей?» — задается вопросом Малефисента. Ее и Аврору изначально воспринимали как врагов, но в предыдущем фильме они все-таки стали семьей. В новой картине другие люди вмешиваются в их отношения: убеждают, что они противоположности и у них нет ничего общего… Героини начинают сомневаться и задумываться: «Что нас связывает? Можем ли доверять друг другу? Положиться в непростой ситуации?»

А тебя терзают такие мысли?
Слушай, я никогда не размышляла о различиях в моей семье, но меня как родителя мучили вопросы: «А правильно ли я поступаю? Будет ли меня достаточно для моих детей? Смогу ли я им дать всё, что нужно?». Сегодня диснеевские мультики и фильмы совсем не такие, какими они были во времена твоего или моего детства: из девочек больше не пытаются воспитать принцесс, сидящих сложа руки и ожидающих, когда придет принц и спасет их.

Как это отразится на новом поколении? Ты уже видишь влияние времени на твоих детей? Они свободнее, чем мы?
Да. Забавно, конечно, но, даже когда я была ребенком, мне больше всего нравилась Малефисента. Мне казалось, что она сильная и элегантная, даже не знаю почему. (Смеется.) Но ты абсолютно права: сам архетип принцессы изменился, впрочем, как и архетип злодея. Теперь последние куда человечнее, а принцессы — независимые и самодостаточные.

Что по поводу Авроры? Она современная принцесса?
Мы долго ломали голову и рассуждали на эту тему: стоит ли ей становиться современной женщиной. Увлекательная получилась дискуссия. Многие считают, что в таком случае она должна быть суровой, жесткой, агрессивно или настолько независимой, что в итоге превратится в одиночку. Но мы решили выбрать прямо противоположный вариант: Аврора хочет выйти замуж, носить розовое, быть мягкой и собирать цветочки, но при этом она сильный руководитель своей страны, умная и уверенная в себе. Девушка может быть та- кой, ничем не жертвуя! Она же не меняется, чтобы стать сильной, напротив, становится собой — настоящей Авророй! Мне кажется, это очень важно. Нам всем нужно помнить, что порой самое сложное — повзрослев, оставаться мягкой и ласковой.

Но Малефисента во второй части действительно становится злой. Тебе трудно объяснить себе ее мотивы и рационализировать поведение?
Трудно ли мне быть злой? Ответить честно?
Конечно!

(Смеется.) Лучший способ сыграть злодейку — убедить себя, что ты не злой. Для меня Малефисента не злая. Она лишь защищает то, что, по ее мнению, нуждается в заступничестве. А когда ты борешься за то, во что веришь, куда приятнее драться в полную силу. И мне это нравится!
Мне показалось, что Малефисенту постоянно обвиняют в том, в чем она не виновата, и часто провоцируют!
Вот и я так думаю! Возьмем к примеру ее крылья — они делают ее другой, но она вовсе не то, что люди о ней воображают. Мы с командой долго обсуждали, должна ли она успокоиться, стать хорошей и милой, но потом поняли: правда в том, что она дикая. Малефисента была рождена для сражений. В этом ее истинная натура — она боец с горячим темпераментом. Малефисента борется за правое дело.
У твоей героини обостренное чувство справедливости. Для человека это благословение или проклятие?
Скажу так: с ним очень трудно жить, когда вокруг так много несправедливости. Люди порой совершают поступки, абсолютно не задумываясь, и не хотят нести за них ответственность. Это, мягко говоря, обескураживает.
А тебе самой это чувство знакомо?
Конечно! Еще как! Но я рада, что оно у меня есть. Четкое ощущение несправедливости помогает не сгибаться и не отступать тогда, когда что-то кажется мне неверным. Благодаря ему я не сомневаюсь в себе и своих решениях. Я знаю себя, поэтому мне не важно, кто и что обо мне говорит. Хочу сделать как лучше, не сужу других людей и не желаю им зла. Да, что-то может меня расстроить, я могу грустить по той или иной причине, но, когда вечером ложусь спать, моя совесть чиста. Я точно знаю, за что борюсь. Уверена, что лучше умереть за то, во что веришь, чем жертвовать чем-то.
Кстати, о борьбе. Ты много всего делаешь: режиссируешь, продюсируешь, работаешь с ООН … Но вот в кино мы тебя видели в последний раз в 2015 году. Прости, если вопрос покажется бестактным: тебе трудно было вернуться к актерской деятельности после такого перерыва?
Нет-нет, это логичный вопрос, ты права. Знаешь, это очень странно… Я думала, что совсем перестану играть. Но рада, что вернулась именно в образе Малефисенты, потому что она мне нравится. Как будто произошло возвращение в семью. Я счастлива была видеть Эль (Фаннинг. -Прим. ред.), она так повзрослела! И Сэма (Райли. — Прим. ред.), он теперь и сам отец. Мне показалось, что это чувство возникло у всех актеров, не только у меня.
Кто для тебя Малефисента?
Это внутренний голос, который есть у каждого. И всякий хотел бы его освободить, дать
ему возможность высказать всё, но не может и сдерживает его. Ну, а Малефисента не умеет вовремя остановиться — говорит всё и сразу, как есть. Она слишком откровенна и прямолинейна, немного сумасшедшая, чересчур импульсивная…
Иногда мне кажется, что она русская.
(Смеется.) Вполне может быть!
Это правда, что после съемок в первой части ты унесла домой рога Малефисенты?
Да, было такое, они где-то лежат, но вот со съемок сиквела я ничего не взяла, хотя надо бы… О, придумала! Хочу жезл! Точно, мне нужен жезл!

А я бы взяла крылья Малефисенты. Кстати, они настоящие? В смысле механические или нарисованы на компьютере?
И да и нет. Иногда я носила специальные накладки, которые после обработки превращались в крылья. Удивительно, что ты первый человек, который об этом спросил, а ведь они достойны внимания. Мы долго думали, какими должны быть крылья, это же практически как брови или руки — они могут иллюстрировать мысли героини или вовсе говорить за нее, когда она молчит. Они могут опуститься, если ей грустно, или указать на человека, увеличиваются в размере, когда нужно. В этот раз мы уделили им больше внимания. Художники по компьютерной графике советовались со мной, что крылья должны делать в той или иной сцене. Интересный опыт!
А когда ты сама в последний раз чувствовала, что за твоей спиной выросли крылья?
Ох, очень давно! Но я чувствую, что они возвращаются ко мне…
А с кем и с чем ты приехала на площадку сиквела «Малефисенты»?
Дети на домашнем обучении, так что на съемках организовали для них школу прямо в моем трейлере. С одной стороны была моя гримерная, с другой — школа, а разделял их небольшой газончик. Вот такие у меня обычно трейлеры — в них всегда много учителей и закусок! Дети иногда приходили к нам на съемочную площадку — они давно знают Эль и Сэма, так что там было хорошо всем.
Твои дети смотрят фильмы студии Marvel? Ты недавно присоединилась к команде их нового проекта по
комиксам «Вечные». Что тебя побудило принять участие?

Да, мы с детьми посмотрели практически все фильмы Marvel. Я выбрала «Вечных», потому
что восхищаюсь режиссером (это Хлоя Чжао. — Прим. ред.). Меня заинтересовал сюжет, впрочем, как и актеры. Надеюсь, получится хорошая картина! Я рада стать частью команды Marvel. У них много проектов и людей, которые трудятся над ними, им удалось создать большую семью. Когда я встретилась с представителями Marvel, еще раз убедилась в этом. Там все поддерживают друг друга — это действительно очень круто и интересно.

Давай поговорим о тебе. Ты имеешь редкую возможность — выбирать роли. Ты не обязана, как многие актеры, играть в двух фильмах в год минимум, чтобы не выпасть из обоймы. Этим могут похвастаться буквально единицы! Какие решения, принятые тобой в жизни, помогли построить карьеру и прийти к успеху?
Ох, даже не знаю! Мне кажется, что в киноиндустрии важную роль играет удача, ты никогда и ничего не знаешь наверняка. Я всегда дела то, во что верю.
Но ведь ты думала о том, как сложится карьера, какие шаги нужно сделать?
Нет. Больше размышляла о сценарии и персонажах… Я же пришла в профессию, потому что мама была актрисой и мне всегда нравилось общаться с людьми — и до сих пор нравится. Надеюсь, мой успех связан с тем, что я искренне мечтаю поделиться радостью, подарить зрителю свободу и смех. Хочется верить, что люди, когда видят меня на экране, чувствуют, что эмоции настоящие.
Говоря о настоящем и ненастоящем: у тебя ведь нет социальных сетей?
Нет.
А почему? В прошлом году я беседовала об этом с Натали Портман… Она довольно долго держалась вдали от соцсетей, но потом поняла, что хочет создать аккаунт, чтобы общаться с фанатами без посредников. Может, с тобой так же будет?

Я работаю в ООН и Лондонской школе экономики и политических наук, сотрудничаю с НАТО по вопросам прав женщин, много выступаю, пишу в журнал Time, так что у меня есть площадки, на которых я могу выступить, чтобы изложить свои мысли. Это мой способ общения. Недавно заметила: мне нравится брать паузу, чтобы обдумать то, что я хочу сказать, если, конечно, я в принципе хочу что-то сказать. И я не желаю заставлять себя делать это каждый день, особенно когда нет времени как следует всё обмозговать. Мне важно сесть и хорошо обдумать свою мысль, прежде чем ее выразить. Хочется сохранить этот подход и не торопиться. Может, это смешно прозвучит: мне вообще нравится думать каждый день!

ИНТЕРВЬЮ: Жанна Присяжная

Анджелина Джоли в колье Bvlgari.

Источник

Оставить комментарий